^Наверх
logo
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Проблема воли в психологии

Основные направления изучения воли

Человек формируется и проявляет себя в деятельности, связывающей его с окружающей действительностью. Высшие психические функции возникли как результат взаимодействия субъекта и среды, как результат биологической, приспособительной и социальной, преобразовательной деятельности.
Воля человека качественно отличается от рефлекторных действий животных, у которых возникают только биологические предпосылки воли, так называемые произвольные движения.
Воля развивалась в труде. Труд рассчитан на результат, который не дан немедленно. Получение результата немыслимо без волевых усилий.

Воля — это основное качество сферы психической жизни человека, определяющее степень, уровень, характер ответного воздействия человека на природу и общественную жизнь.
Огромное теоретическое и практическое значение проблемы воли побудило ряд исследователей направить свои усилия на ее изучение.
Большую группу представляют исследования, посвященные изучению произвольных движений. Произвольные (преднамеренные) движения — это навыки, приобретенные человеком в процессе упражнения и обучения. И. М. Сеченов писал о том, что "управлять задержанием движений нужно учиться точно так же, как и самим движением".
Произвольные движения изучались Н. П. Парамоновой, А. Р. Лурия (связь второй сигнальной системы и простой психической реакции); А. В. Запорожцем (выделяются такие признаки произвольных движений, как осознанность, выяснение ощущений, которыми сопровождается движение, наличие образа движения, влияние речи). М. И. Лисина исследовала превращение вазомоторных реакций человека из непроизвольных в произвольные на основе превращения реакций из неощущаемых в ощущаемые. Наиболее полно проблема произвольных движений рассмотрена в книге А. В. Запорожца "Развитие произвольных движений", где раскрывается зависимость произвольных движений от предметного содержания деятельности (по А. Н. Леонтьеву).
В опытах Т. О. Гиневской был установлен ряд стадий, которые дети проходят в овладении операциями, совершаемыми, например, при забивании гвоздя молотком: предварительное ознакомление с приемами работы; практическое овладение операциями; совершенствование усвоенной операции.
На первой стадии ребенок знает о назначении молотка, но не умеет им пользоваться. Он использует молоток просто как тяжелый предмет, которым можно забить гвоздь. При этом работа малопродуктивна. Другой малыш, найдя дырку в доске, засунул туда гвоздь и сказал с облегчением: "Забил". В результате научения на второй стадии ребенок усваивает позу и движение, необходимые для забивания гвоздя.
Особенностью произвольных движений, формирующихся в русле орудийных операций, является возможность их отделения от предметных условий, на основе которых они сложились.
Я. 3. Неверович и Ф. О. Фрадкина изучали, как дети пользуются предметами домашнего обихода (ложкой, расческой, карандашом) и простейшими инструментами (ножницами, иглой, молотком). После того как дети усвоили практические действия с предметами, им предлагали показать движения, связанные с употреблением предмета, но сам предмет ребенку не давался.
Младшие дошкольники изображали не сам способ действия и связанные с ним движения, а результат, который с помощью этого действия достигается. Например, когда им нужно было показать движения, которые совершаются при оперировании расческой, они пытались реально расчесать свои волосы пятерней.
Старший дошкольник, воспроизводя движения с воображаемой расческой, зажимает кисть в кулак, как бы удерживая ручку гребешка, и водит им на некотором расстоянии от головы. Здесь произвольность движений достигает высокой степени развития; ребенок может воспроизводить определенное движение по словесной инструкции в отсутствие предмета, в связи с которым оно сформировалось.
Эти же этапы имеют место, например, при освоении ребенком рисования. Рисование — это орудийное действие, так как ребенок должен определенным образом держать карандаш / нажимать или не нажимать на него и т. д.
После того как ребенок усвоил практические действия с карандашом, предложите ему показать движения, связанные с употреблением этого предмета, но карандаш не давайте. Скажите: "Покажи, как ты делаешь рукой, когда пишешь?". Если ребенок начнет "писать" пальцем, это значит — произвольное орудийное действие еще не сформировалось. Он должен сложить пальцы и двигать рукой так, как если бы держал карандаш в руке и рисовал.
На эффективность произвольных движений влияет характер задачи. В каком случае ребенок прыгнет дальше: если ему сказать: "Прыгни как можно дальше" или если начертить мелом линию на полу и сказать: "Допрыгни до этой черты". Опыты Т. О. Гиневской показали, что в условиях второй задачи дети прыгали дальше.
Успешность совершаемых движений зависит от содержания задачи'. Дети работают с большей эффективностью, если им дается задание не просто забивать гвоздь, а сколачивать игрушку.
Произвольные движения бывают ориентировочные и исполнительские (или рабочие). Исследования А. В. Запорожца показали роль ориентировочной деятельности и складывающихся на ее основе образцов в формировании и осуществлении произвольных движений у человека на разных ступенях онтогенетического развития.
В экспериментах А. В. Запорожца и его сотрудников у детей вырабатывалась система произвольных движений:
навыки прохождения настольного лабиринта и выполнения гимнастических движений. Формирование двигательных навыков осуществлялось в одном случае путем самостоятельных проб, в другом — путем подражания, в третьем — с помощью словесной инструкции.
Дети, активно исследующие ситуацию в начале опыта, обучались быстрее и допускали меньшее количество ошибок.
На ранних генетических ступенях новые навыки приобретаются в основном в процессе самой практической деятельности. Ориентировочные реакции идут как бы вслед за нею. На следующей ступени решающее значение приобретает двигательно-тактильная ориентировка в обстоятельствах. Дети, стоящие на этой ступени, уже следят глазами за появляющимися раздражителями, за действиями экспериментатора. Однако гораздо большее значение имеет изучение условий задачи с помощью ощупывающих движений руки. До выполнения задания ребенок намечает движением руки путь прохождения в лабиринте.
С возрастом повышается эффективность обучения при зрительной ориентировке. Детям достаточно проследить глазами путь, который является представляемым образом движений, чтобы затем правильно их выполнить.
Ориентировочно-исследовательские движения (иногда еще и пробующие движения) способствуют возникновению у ребенка представления о ситуации. Представление о ситуации становится ориентирующим образом, который способствует успешному осуществлению произвольных движений.
Мы выделяем еще один вид произвольных движений — движения коррекционные. С их помощью ребенок приводит в соответствие представление, образ с ситуацией, условиями задачи и исправляет, совершенствует само действие по ходу исполнения.
Ориентировочное, исполнительское, коррекционное движения интегрируются в произвольном действии, направленном недостижение определенной цели. Ориентировочное, коррекционное, исполнительское движения способствуют формированию сенсомоторного образа, который выступает внутренним регулятором произвольных движений.
Для успешного достижения цели ребенок должен преодолеть разобщенность сенсорного и моторного компонентов образа. Двигательные реакции детей все более соотносятся с образцом не только по характеру, но и по времени. Это связано с упорядочением речевых норм регуляции поведения и механизмов подражания.
Чем заученнее движение, тем легче оно подчиняется, легче регулируется.
Чем младше ребенок, тем меньше скоординированы его движения, тем меньше он способен совершать их в определенной последовательности: убыстрять или замедлять по собственному желанию. Выучивание и исполнение движений требует от детей значительных усилий.
Как пишет А. В. Суровцева, на самые элементарные движения ребенок затрачивает значительно больше энергии, чем взрослый при исполнении более сложной операции. При наблюдении за трехлетним ребенком, надевающим на себя одежду, мы видим, что он действует не только руками и ногами, но и помогает себе головой, губами, всеми мышцами лица. Когда ребенок шести лет учится писать, он ведет себя так же.
Двигательное поведение ребенка формируется под влиянием ориентирующего образа, который складывается из образа обстоятельств и необходимых в данных обстоятельствах действий. Воле могут подчиняться лишь те движения, которые сопровождаются ясными признаками для сознания. Нормальный регулятор — мышечное чувство — может заменяться зрением, когда глаза следят за производимыми движениями. В заучивании движений важное значение имеет выяснение тех ощущений, которыми сопровождается выполнение движений, и установление связи движения с регулирующим его чувствованием. Созданный образ становится регулятором движений.
Значение освоения произвольных движений состоит в том, что возрастающее умение анализировать собственные движения и внимание к точности рисунка движений говорят о психологической готовности ребенка к обучению в школе, о возможности сознательно приобретать двигательные умения (трудовые умения, письмо, рисование, игра на музыкальных инструментах, танец, спорт и т. д.).
А. В. Запорожец указывает на то, что проблема "произвольных движений часто неправомерно смешивается с проблемой воли... Эти проблемы, хотя и связаны друг с другом, имеют совершенно различное содержание. Не roворя уже о том, что область воли не ограничивается движениями... Для различения содержания указанных проблем имеются и более глубокие основания".
Дело в том, что наиболее существенным для психологии воли является превращение известных социальных, прежде всего моральных, требований в определенные нравственные мотивы и качества личности, определяющие ее поступки. По отношению к этому проблема произвольных движений носит узкотехнический характер. В ее содержание входит лишь вопрос о том, как уже при наличии известной мотивации у субъекта складывается определенный образ обстоятельств, а также тех действий, которые должны быть выполнены, и как этот ориентирующий образ регулирует двигательное поведение субъекта.
Произвольные движения являются основой формирования произвольных и волевых действий. Произвольные действия состоят из мысленной постановки цели, ее осознания и исполнения.
Что же является показателями произвольности действий? Это прежде всего отбор средств и их упорядочение в соответствии с целью; сосредоточенность на предмете, позволяющая противостоять отвлечениям и преодолевать затруднения; преднамеренность (специальное совершение именно этих действий; экстериоризация действий, в особенности в момент затруднений, выражающаяся в переводе внутренне-речевых действий в громкую речь или шепот).
Такие действия выполняются привычными, автоматизированными способами. В них отсутствуют планирование, усилия, обсуждение последствий. Многие из произвольных действий были волевыми, но затем стали свернутыми, сокращенными: возникшая мысль может быть беспрепятственно реализована.
В широком смысле все действия человека являются произвольными. На необходимость различать термины "произвольные" и "волевые" действия указывал К. М. Дедов, выделяя из более широкого по объему понятия "произвольные действия" понятие более узкое — "действия волевые".
Т. И. Агафонов выделяет три категории произвольных действий, анализируя различное поведение подростков в затрудненных условиях:

а) произвольные действия, которые не связаны с затрудненными условиями;
б) произвольные действия, которые показывают слабоволие, проявляющееся в затрудненных условиях;
в) произвольные, собственно волевые действия, которые проявились при наличии затрудненных условий и характеризовали сильное в волевом смысле поведение.
Волевое действие имеет сложное поэтапное строение. Обычно выделяют этап побуждений к действию, подготовительный этап, практическую часть (исполнение), достижение цели и оценку результатов волевого действия.
С. Л. Рубинштейн выделяет возникновение побуждений и предварительную постановку цели, стадию обсуждения и борьбы мотивов, решение, исполнение. Д. А. Кикна-дзе рассматривает механизм возникновения волевого действия через его связь со средой: среда — потребность—осознание мотивации (интересы, желания, стремления) — решение — установка — действие.
Существует ряд работ, посвященных отдельным моментам в структуре волевого действия: проблемой потребностей и мотивов занимались Ш. Н. Чхартишвили, В. И. Селиванов, Д. А. Кикнадзе, проблемой цели — Л. Г. Лысюк.
Первый этап волевого действия характеризуется возникновением у человека определенных потребностей. Так, Ш. Н. Чхартишвили пишет, что назвать что-либо потребностью можно в том случае, если оно продуцирует импульсы, нужные для осуществления актов поведения, необходимых для удовлетворения этой потребности. В то же время отношение к собственным потребностям проявляется не только в волевых, но и в импульсных действиях. Если человек не принимает во внимание объективных изменений, которые остаются после завершения им действий, то действия эти Ш. Н. Чхартишвили характеризует как импульсивные, направляемые "субъектом потребности", а не "субъектом воли". В. И. Селиванов пишет, что потребности — это устойчивые, регулярно действующие внутренние и внешние раздражители. Физиологически потребность — это возбуждение, сформировавшееся в коре мозга под воздействием сигналов из внутренней и внешней среды и ставшее непосредственной причиной действия человека во внешнем мире.
Переживание потребности (как интегрального, очень широкого мотива) может быть связано с активным состоянием коры, вызываемым поступающими в кору однотипными аффективными импульсами, которые приводят в деятельное состояние определенные системы временных связей. Эта предуготовленность или заряженность коры к определенной деятельности, очевидно, и является физиологической основой на первых порах смутного, но сильного побуждения — потребности.
На подготовительном этапе происходит выбор цели действия в форме осознания потребностей и предметов их удовлетворения (стремление). В цели отражается, фиксируется образ предмета потребности. В зависимости от степени осознания цели различают влечение, желание и хотение. Влечение отражает недовольство настоящим состоянием. Но реализация влечений в действиях не всегда является проявлением воли. Желание — это опредмеченное стремление, осознание собственной цели. Хотение фиксирует не только цель, но также и способы, средства и мотивы достижения цели. Одновременно возможно возникновение двух или нескольких сильных потребностей, требующих противоположных действий. Это ведет к конфликту между потребностями, который может разрешаться сравнительно легко, если одна из потребностей явно сильнее. При их относительной равноценности возникает трудность выбора, ведущая к борьбе потребностей, в результате которой возникает мотив как осознанная субъективная необходимость определенного действия.
В. И. Селиванов рассматривает цели, потребности, мотивы как побуждения к волевым действиям, раскрывает механизм их действия. Побуждение — самое общее понятие, которое охватывает все формы отражения мозгом действительности, вызывающие ту или иную активность человека во внешнем мире. Побуждения могут быть бессознательными (не отраженными во второй сигнальной системе) и сознательными (второсигнальными).
Осознание цели влияет на протекание психических процессов, а именно:
а) внимание концентрируется на объекте действия;
б) активизируется мыслительная деятельность;
в) все связанное с осуществлением замысла может вызвать положительные эмоции, все препятствующее — отрицательные.
Следующим моментом подготовительного этапа является планирование — составление программы действий на основе анализа конкретных условий, выбор соответствующих им способов действий и их последовательности. Переход от подготовительного этапа к исполнению происходит в практической части волевого действия. Практическая часть является основным элементом волевого действия. Она опирается на умения, навыки, организаторские способности. Заканчивается волевое действие оценкой достигнутых результатов.
Действия, в которых выражено осознанное отношение человека к другим людям, обществу, которые требуют моральной оценки, — это поступки, образующие основу поведения. Как отмечают Е. К. Жуков и Ю. О. Захарьянц, в сложной системе психических и физиологических процессов, образующих волевую установку поведения человека, особый интерес представляют организация целенаправленности поведения; достижение цели, несмотря на препятствия, возникающие иногда срывы волевой установки. Ш. Н. Чхартишвили отмечает, что произвольным или волевым в подлинном значении этого слова считают тот момент поведения, который связан с преодолением препятствий. Этим объясняется то обстоятельство, что большинство психологов говорит о достижении и действии и не пользуется выражением волевое поведение. Природа воли обнаруживается в структуре поведения в целом, а не в каком-либо отдельно взятом моменте активности, необходимом для осуществления своего поведения.
Некоторые аспекты волевого поведения исследовали Л. И. Божович, Л. С. Славина, Т. В. Евдовицкая. В их экспериментальном исследовании, проведенном со школьниками I—IV классов, выявилась побудительная сила сознательно поставленной цели: в эксперименте создавалась ситуация, порождающая конфликт двух противоположно направленных мотивационных тенденций (с одной стороны — стремление выполнить важную работу, с другой стороны, в силу характера самой работы — прекратить ее). Ограничение объема работы было средством разрешения этого конфликта. Цель (ограничение работы) выполняет свою побудительную функцию, если отвечает актуальной потребности.
Характеристикой поведения выступает деятельность личности по отношению к другим людям, морали, праву.
Спецификой волевого действия является протекание его в деятельности, совершаемой в затрудненных условиях, когда необходимы определенные усилия для преодоления объективных и субъективных трудностей в достижении цели.
Б. М. Теплов выделяет внешние и внутренние препятствия. К внутренним препятствиям можно отнести определенные состояния самого человека. Внешние препятствия возникают, существуют вне и часто независимо от человека.
О. М. Тутунджян классифицирует внешние и внутренние препятствия применительно к легкой атлетике: внешние (связанные с характером упражнений, организационные, погодные), внутренние (возникающие из-за отсутствия необходимых морально-волевых, идейно-политических, физических качеств, навыков, тактики).
Сознательную саморегуляцию в затрудненных условиях человек осуществляет с помощью волевых усилий. Измерение волевого усилия занимает центральное место в диагностике воли. Волевое усилие может быть не только физическим, но и интеллектуальным.
Физиологический механизм волевого усилия — организация через вторую сигнальную систему взаимоотношений возбудительных и тормозных процессов. Волевое усилие — это сознательная мобилизация психических и физических возможностей человека, необходимых для преодоления препятствий.
Несмотря на то что многие исследователи подчеркивают важность волевого усилия, есть мнения (Т. И. Агафонов), что о силе воли различных людей, решающих одинаковые задачи в одинаковых, объективно затрудненных условиях, мы судим не по способности проявлять волевое усилие, а по их действенной целеустремленности и принципиальности. Именно такие качества, а не своеобразное состояние, называемое волевым усилием, активизируют его силы.

В данном случае различные подходы к оценке волевого усилия говорят о необходимости различать волевую деятельность как процесс и волевые качества личности.
Волевое качество — это способ преодоления человеком внешних и внутренних трудностей в процессе осуществления цели. В структуре сложившегося характера человека выделяют содержание или мотивационную сторону и форму характера или способы, манеры поведения.
Стержень сформировавшегося положительного характера — эмоционально-волевые качества личности.
Е. М. Махлах и И. А. Рапопорт проводили исследование, цель которого — теоретический и экспериментальный анализ возможных методических подходов к измерению волевого усилия и волевых качеств личности.
Авторы предположили, что волевое усилие, связанное с физическим напряжением, зависит от физической силы человека, и выявили статистически значимую корреляцию физической силы испытуемых (по показателям динамографа) и временем возможной для каждого из них фиксации физического усилия. Меньшая физическая сила у девочек связана и с меньшей способностью к фиксации физического усилия. Далее проводилась оценка учащимися степени развития у них целеустремленности, решительности, настойчивости, самообладания, мужества. Также этих учеников оценивали учителя.
Корреляция между оценками и временем физического усилия была статистически незначимой. Статистически значимой и высокой оказалась корреляция оценок учащихся и оценок учителей, так как и те и другие оценивали проявления интеллектуальных волевых усилий в процессе познавательной деятельности.
Обнаружена отрицательная связь физического усилия с настойчивостью и с ответственностью, т. е. проявления воли могут находиться даже в отношении взаимоисключения относительно умения совершать физическое волевое усилие.
Волевые качества — это конкретные проявления воли. В состав волевых качеств входят целеустремленность, настойчивость, упорство, решительность, смелость, инициативность, самостоятельность, выдержка, самообладание. В целостных волевых проявлениях личности волевые качества функционируют не изолированно друг от друга, а во взаимной связи. Совокупность волевых качеств — это подвижная система, звенья которой могут по-разному соотноситься, связываться между собой. Система волевых качеств характеризует в целом волю данного человека. Структура системы волевых качеств детерминирована условиями конкретного вида деятельности. Постоянство объективных условий определяет стабильность структуры волевых качеств, изменение условий — их динамику. Каждое волевое качество может играть различную роль и в различной степени проявляться на отдельных этапах волевого действия.
Таким образом, изучение воли идет в нескольких параллельных направлениях: исследование произвольных движений, отдельных этапов и элементов волевых действий, некоторых волевых качеств личности.
В отечественной психологии, опирающейся на единые методологические положения, существует несколько концепций воли: одни связывают функцию воли с проблемой реализации деятельности, другие объясняют механизм воли, свойственной человеку, третьи раскрывают некоторую социальную функцию воли, рассматривая ее как интерио-ризацию принуждения, которое затем выступает в виде самопринуждений.
Однако проблема воли в психологии остается дискуссионной. Это нашло свое отражение в определениях воли.
Для того чтобы уточнить значение уже введенного в науку термина и построить модель интересующего нас предмета исследования, рассмотрим имеющиеся психологические определения воли.
Воля — это сознательная саморегуляция субъектом своей деятельности и поведения, обеспечивающая преодоление трудностей при достижении цели; созданные субъектом дополнительные побуждения к внешним или внутренним действиям, обладающим недостаточной мотивацией; способность человека действовать в направлении сознательно поставленной цели, преодолевая при этом внутренние препятствия... способность действовать в соответствии с целью, подавляя непосредственные желания и стремления. Воля является практической стороной сознания, она осуществляет реализацию сознательных намерений как система механизмов сознания, обеспечивающая самоуправление функциональной структурой психики и уровнем резусных затрат в деятельности и поведении, в отдельных действиях и поступках.
Воля — это активность человека, осуществляемая с заранее поставленной целью, психическая деятельность человека, определяющая его целенаправленные действия и поступки, связанные с преодолением трудностей и препятствий. В современной психологии термином воля обычно обозначается та сторона психической деятельности человека, которая получает свое выражение в сознательной целенаправленности и преднамеренности действий, требующих применения внутренних усилий.
Объективная теоретическая и методическая сложность познания воли, ее связь с основополагающими вопросами о потребностях и целях человека, о его активности, реактивности, деятельности, соотношений объекта и субъекта, самосубъективности и др. обусловила то, что имеющиеся определения воли разнородны и разноречивы, а понятийный аппарат включается в различные системы связей, которые объясняются непосредственными задачами и принципами конкретных исследований.
В психологической теории развития воли дошкольников невозможно углублять собственный концептуальный аппарат (воля, волевая активность, волевое усилие, волевые процессы, волевые состояния личности, волевые свойства личности и т. д. ), не исследуя связи с другими проявлениями психики ребенка. При этом надо специально решать такие проблемы, как воля и потребности дошкольников, воля и направленности его личности, воля и его мышление, воля и его эмоции, воля и притязания личности, воля и новообразования личности в дошкольном возрасте.