^Наверх
logo
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Мышление. Часть3

Мышление и речь. Проблема формирования понятий.

На протяжении всей истории психологических исследований мышления и речи, проблема связи между ними привлекала к себе повышенное внимание. Предлагаемые ее решения были самыми разными - от полного разделения речи и мышления и рассмотрения их как совершенно независимых друг от друга функций до столь же однозначного и безусловного их соединения, вплоть до абсолютного отождествления.
Значительный вклад в решение этой проблемы внес Л.С. Выготский. Он считал, что необходимо рассматривать мышление и речь через такую единицу как значение (внутренняя сторона слова). "В значении слова завязан узел того единства, которое мы называем речевым мышлением".

"Слово всегда относится не к одному какому-нибудь отдельному предмету, но к целой группе предметов. В силу этого каждое слово представляет собой скрытое обобщение. Но обобщение есть словесный акт мысли". Значение есть обобщенное отражение действительности, а значит значение есть акт мышления.
"Но вместе с тем значение представляет собой неотъемлемую часть слова как такового, оно принадлежит царству речи в такой же мере, как и царству мысли". "Оно есть речь и мышление в одно и тоже время, потому что оно есть единица речевого мышления".
"Высшие, присущие человеку формы психологического общения возможны только благодаря тому, что человек с помощью мышления обобщенно отражает действительность.
"основной факт, с которым мы сталкиваемся при генетическом рассмотрении мышления и речи, состоит в том, что отношение между этими процессами является не постоянной, неизменной на всем протяжении развития величиной, а величиной переменной". "Это верно как в отношении филогенеза, так и онтогенеза".
"Мышление и речь имеют генетически разные корни", "развитие мышления и речи идет по различным линиям и независимо друг от друга". "Отношения между мышлением и речью не является сколько-нибудь постоянной величиной на всем протяжении филогенетического развития". "Антропоиды обнаруживают человекоподобный интеллект в одних отношениях и человекоподобную речь - совершенно в других". У антропоидов нет тесной связи между мышлением и речью. "В филогенезе развития речи и мышления мы можем несомненно констатировать доречевую фазу в развитии интеллекта и доинтеллектуальную фазу в развитии речи".
На первом году жизни ребенка его речь находится в доинтеллектуальной стадии развития. Но "около 2-х лет линии развития мышления и речи перекрещиваются, совпадают в своем развитии и дают начало совершенно новой форме поведения", речь начинает становится интеллектуальной, а мышление - речевым.
Признаками наступления этого перелома в развитии обеих функций являются быстрое и активное расширение ребенком своего словарного запаса (он начинает часто задавать взрослым вопрос: как это называется?) и столь же быстрое, скачкообразное увеличение коммуникативного словаря. Ребенок как бы впервые открывает для себя символическую функцию речи и обнаруживает понимание того, что за словом как средством общения на самом деле лежит обобщение, и пользуется им как для коммуникации, так и для решения задач. Одним и тем же словом он начинает называть разные предметы, и это есть прямое доказательство того, что ребенок усваивает понятия. Решая какие-либо интеллектуальные задачи, он начинает рассуждать вслух, а это, в свою очередь, признак того, что он использует речь уже и как средство мышления, а не только общения. Практически доступным для ребенка становится значение слова как таковое.
Речевое мышление представляет собой не природную, натуральную форму поведения, а форму общественно-историческую и потому отличающуюся целым рядом специфических свойств и закономерностей. Значения слов развиваются. Отношение мысли к слову есть процесс, движение от мысли к слову и от слова к мысли. Мысли не выражается в слове, но совершается в нем.
Первое слово ребенка по своему значению как целая фраза. То, что взрослый выразил бы в развернутом предложении, ребенок передает одним словом. В развитии семантической (смысловой) стороны речи ребенок начинает с целого предложения и только затем переходит к использованию частых смысловых единиц, таких как отдельные слова. В начальным и конечный моменты развитие семантической и физической (звучащей) сторон речи идет разными, как бы противоположными путями. Смысловая сторона речи разрабатывается от целого к части, в то время как физическая ее сторона развивается от части к целому, от слова к предложению.
Грамматика в становлении речи ребенка несколько опережает логику. Он раньше овладевает в речи союзами "потому что", "несмотря на", "так как", "хотя", чем смысловыми высказываниями, соответствующими им. Это значит, писал Л.С. Выготский, что движение семантики и звучания слова в овладении сложными синтаксическими структурами не совпадают в развитии.
Еще более отчетливо это несовпадение выступает в функционировании развитой мысли: далеко не всегда грамматическое и логическое содержание предложения идентичны. Очень важное значение для понимания отношения мысли к слову имеет внутренняя речь. Она в отличие от внешней речи обладает особым синтаксисом, характеризуется отрывочностью, фрагментарностью, сокращенностью. Превращение внешней речи во внутреннюю происходит по определенному закону: в ней в первую очередь сокращается подлежащее и остается сказуемое с относящимися к нему частями предложения.
Основной синтаксической характеристикой внутренней речи является предикативность. Ее примеры обнаруживаются в диалогах хорошо знающих друг друга людей, "без слов" понимающих, о чем идет речь в их "разговоре".
Основной закон развития значений употребляемых ребенком в общении слов заключается в их обогащении жизненным индивидуальным смыслом. Функционируя и развиваясь в практическом мышлении и речи, слово как бы впитывает в себя все новые смыслы. В результате такой операции смысл употребляемого слова обогащается разнообразными когнитивными, эмоциональными и другими ассоциациями. Во внутренней же речи - и в этом состоит ее главная отличительная особенность — преобладание смысла над значением доведено до высшей точки. Можно сказать, что внутренняя речь в отличие от внешней имеет свернутую предикативную форму и развернутое, глубокое смысловое содержание.
Еще одной особенностью семантики внутренней речи является агглютинация, т.е. своеобразное слияние слов в одно с их существенным сокращением. Возникающее в результате слово как бы обогащается двойным или даже тройным смыслом, взятым по отдельности от каждого из двух-трех объединенных в нем слов. Так, в пределе можно дойти до слова, которое вбирает в себя смысл целого высказывания, и оно становится, как говорил Л.С. Выготский, "концентрированным сгустком смысла". Чтобы полностью перевести этот смысл в план внешней речи, пришлось бы использовать, вероятно, не одно предложение. Внутренняя речь, по-видимому, и состоит из подобного рода слов, совершенно непохожих по структуре и употреблению на те слова, которыми мы пользуемся в своей письменной и устной речи. Такую речь в силу названных ее особенностей можно рассматривать как внутренний план речевого мышления. Внутренняя речь и есть процесс мышления "чистыми значениями".
Внутренняя речь происходит из эгоцентрической внешней речи.
Мысль не состоит из отдельных слов, как речь. Акт мысли един, выражая мысль, я расчленяю ее на отдельные слова. Мысль - это всегда нечто целое. Поэтому переход от мысли к речи представляет собой чрезвычайно сложный процесс расчленения мысли и ее воссоздания в словах. Именно потому, что мысль не совпадает не только со словом, но и со значениями слов, в которых она выражается, путь от мысли к слову лежит через значение. Мысль никогда не равна прямому значению слов. Значение опосредует мысль на ее пути к словесному выражению, т.е. путь от мысли к слову есть непрямой, а внутренне опосредованный путь.
Сама же мысль рождается из мотивирующей сферы нашего сознания, которая охватывает наше влечение и потребности, наши интересы и побуждения, наши аффекты и эмоции.
Промежуточное положение между внешней и внутренней речью занимает эгоцентрическая речь. Это речь, направленная не на партнера по общению, а на себя, не рассчитанная и не предполагающая какой-либо обратной реакции со стороны другого человека, присутствующего в данный момент и находящегося рядом с говорящим. Эта речь особенно заметна у детей среднего дошкольного возраста, когда они играют и как бы разговаривают сами с собой в процессе игры.
Эгоцентрическая речь - это речь-размышление, обслуживающая не столько общение, сколько само мышление. Она выступает как внешняя по форме и внутренняя по своей психологической функции. Имея свои исходные корни во внешней диалогической речи, она в конечном счете перерастает во внутреннюю. При возникновении затруднений в деятельности человека активность его эгоцентрической речи возрастает.
При переходе внешней речи во внутреннюю эгоцентрическая речь постепенно исчезает. На убывание ее внешних проявлений следует смотреть, как считал Л.С. Выготский, как на усиливающуюся абстракцию мысли от звуковой стороны речи, что свойственно речи внутренней.
Дискуссия: Эгоцентрическая речь. Ж.Пиаже впервые выделил феномен эгоцентрической речи. Ее характеристики: она наблюдается у детей 2-6 лет (пик - 3 года). Это "речь для себя". Она обрывочна, сокращенна, ее трудно понять в отрыве от контекста. По Пиаже, эгоцентрическая речь - это одно из проявлений эгоцентризма мышления. Эгоцентрическая речь есть озвучивание эгоцентрической мысли. Ранний Пиаже: эгоцентрическая речь - лишь аккомпанемент детской деятельности, она ничего в ней не меняет. Поздний Пиаже согласился с Выготским в том, что эгоцентрическая речь возникает при затруднениях в деятельности. Пиаже считал эгоцентрическое мышление переходом от аутистического к реалистическому, рациональному. К 7-8 годам эгоц. речь исчезает. Исследования П. эгоц. речи: наблюдения за мальчиком в дет. доме и записывали все, что он говорил когда играл и т.п. Вывел соотношение эгоц. высказываний к общей сумме высказываний р-ка (40%). Выготский: эгоцентрическая речь есть переходная речь от внешней (социальной) к внутренней. Это озвученная внутренняя речь. Ее функция - ориентировка, осознание и преодоление препятствий, затруднений. Эгоцентрическая речь является внешней по структуре, но внутренней по функции. Она не исчезает, но переходит полностью во внутренний план, становится внутренней речью. Если Пиаже считал, что эгоцентрическая речь -следствие недостаточной социализации изначально индивидуальной речи, то Выготский - что эгоцентрическая речь возникает из недостаточной индивидуации изначально социальной речи. В подтверждение своей точки зрения Выготский приводит результаты экспериментов: при удалении иллюзии понимания (когда дети находились в коллективе детей-иностранцев или детей-глухонемых), при удалении коллективного монолога (когда дети были на большом расстоянии друг от друга), а также препятствование вокализации (играла громкая музыка; говорить только шепотом) - то есть при редукции социальных составляющих - эгоцентрическая речь резко снижалась.
Особое место в исследованиях, посвященных развитию мышления, принадлежит изучению процесса формирования понятий. Он представляет собой высший уровень сформированности речевого мышления, а также и высший уровень функционирования как речи, так и мышления, если их рассматривать в отдельности.
Образование понятий - результат длительной, сложной и активной умственной, коммуникативной и практической деятельности людей, процесса их мышления. Образование понятий у индивида своими корнями уходит в глубокое детство. Л.С. Выготский и Л.С. Сахаров были одними из первых ученых-психологов в нашей стране, кто детально исследовал этот процесс. Они установили ряд стадий, через которые проходит образование понятий у детей.
Сущность методики, которую применили Л.С. Выготский и Л.С. Сахаров (она получила название методики "двойной стимуляции"), сводится к следующему. Испытуемому предлагается два ряда стимулов, которые выполняют различную роль по отношению к поведению: один - функцию объекта, на который направлено поведение, а другой - роль знака, с помощью которого поведение организуется.
Например, имеется 20 объемных геометрических фигур, различных по цвету, форме, высоте и размеру. На нижнем плоском основании каждой фигуры, скрытом от взора испытуемого, написаны незнакомые слова, обозначающие усваиваемое понятие. Данное понятие включает в себя одновременно несколько из указанных выше признаков, например, размер, цвет и форму.
Экспериментатор на глазах у ребенка переворачивает одну из фигур и дает ему возможность прочесть написанное на ней слово. Затем он просит испытуемого найти все остальные фигуры с тем же самым словом, не переворачивая их и пользуясь только признаками, замеченными на первой показанной экспериментатором фигуре. Решая эту задачу, ребенок вслух должен объяснить, на какие признаки он ориентируется, подбирая к первой фигуре вторую, третью и т.д.
Если на каком-то шаге испытуемым допущена ошибка, то экспериментатор сам открывает следующую фигуру с нужным названием, но такую, на которой есть признак, не учтенный еще ребенком.
Описанный эксперимент продолжается до тех пор, пока испытуемый не научится безошибочно находить фигуры с одинаковыми названиями и определять признаки, входящие в соответствующее понятие.

С помощью этой методики было установлено, что формирование понятий у детей проходит через три основные ступени:
1 .Образование неоформленного, неупорядоченного множества отдельных предметов, их синкретического сцепления, обозначаемого одним словом. Эта ступень в свою очередь распадается на три этапа: выбор и объединение предметов наугад, выбор на основе пространственного расположения предметов и приведение к одному значению всех, ранее объединенных предметов.
2. Образование понятий-комплексов на основе некоторых объективных признаков. Комплексы такого рода имеют четыре вида: ассоциативный (любая внешне замеченная связь берется как достаточное основание для отнесения предметов к одному классу), коллекционный (взаимное дополнение и объединение предметов на основе частного функционального признака), цепной (переход в объединении от одного признака к другому так, что одни предметы объединяются на основании одних, а другие - совершенно иных признаков, причем все они входят в одну и ту же группу), псевдопонятие (внешне - понятие, внутренне - комплекс).
3. Образование настоящих понятий. Здесь предполагаются умения ребенка выделить, абстрагировать элементы и затем интегрировать их в целостное понятие вне зависимости от предметов, которым они принадлежат. Эта ступень включает следующие стадии: стадия потенциальных понятий, на которой ребенок выделяет группу предметов по одному общему признаку; стадия истинных понятий, когда абстрагируется ряд необходимых и достаточных признаков для определения понятия, а затем они синтезируются и включаются в соответствующее определение
Синкретическое мышление и мышление в понятиях-комплексах характерны для детей раннего, дошкольного и младшего школьного возраста. К мышлению в настоящих понятиях ребенок приходит только в подростковом возрасте под влиянием обучения теоретическим основам разных наук.

Мышление. Часть1

Мышление. Часть2