^Наверх
logo
foto1 foto2 foto3 foto4 foto5

Личностное развитие в раннем детстве.

личностное развитие в раннем детстве

Развиваясь, ребенок не просто овладевает разнообразными действиями, не только учится видеть мир, мыслить. Он еще я усваивает, что такое хорошо и что такое плохо, привыкает подчинять свои желания необходимости, впитывает в себя правила поведения, свойственные людям... Начинает складываться личность ребенка, его внутренний мир.

 

Раньше в главе «По ступеням возраста» рассказывалось о том, что малышам 2—3 лет в значительной степени свойственна непосредственность, импульсивность поведения, что они действуют под влиянием своих чувств и желаний, причем не осознают их, не выделяют главное—для них важно то, что заботит их именно в данный момент...

Взрослый человек в подавляющем большинстве случаев поступает так, а не иначе, потому что в результате долгого и целенаправленного воспитания у него сложилась совершенно определенная, отвечающая общественным нормам система мотивов поведения. Одни мотивы он считает более важными, другие — менее. И когда два мотива сталкиваются, он поступает по велению более важного. В обыденной жизни мы видим это на каждом шагу. Хотелось бы в выходной день развлечься, но товарищ попросил помочь в неотложной работе. Тянет пойти на стадион, но необходимо готовиться к экзамену. Предлагают отправиться в увлекательное путешествие, но надолго отлучаться из дома нельзя: больны родители. Собственно, об уровне развития личности человека мы и судим как раз по тому, насколько он умеет соразмерять свои желания и стремления с более важными в глазах общества мотивами необходимости, долга, способен ли он поступиться своими интересами ради блага других.
Ребенку только предстоит овладеть всем этим. В первые годы жизни не приходится ожидать, что он осознает мотивы своего поведения и выстроит их по степени значимости. Лишь постепенно такой социально-нравственный каркас личности обретает необходимый вид и достаточную устойчивость.
Но ведь ребенок живет уже сейчас, сегодня. И уже сегодня мы требуем от него «нравственного поведения». В общем, это правильное требование — важно лишь найти верный способ сделать его понятным и доступным малышу. И здесь на помощь вам придут именно те психологические особенности ребенка, которые, казалось бы, должны мешать вам, — непосредственность и импульсивность поведения. Раз уж мы знаем, что поведение малыша складывается под влиянием его чувств и желаний, то постараемся обратить особое внимание на развитие у него таких чувств, которые побуждали бы его поступать в соответствии с требованиями взрослых, учитывать интересы других людей — близких, сверстников. Двухлетний малыш скорее поделится своими игрушками с другим ребенком, если вы вызовете чувство симпатии к этому ребенку, чем если бы вы стали просто требовать и приказывать сделать это. Он легче будет слушаться маму и бабушку, если он научился любить их и видит, что его послушание доставляет им радость, а непослушание — огорчение.

Вот почему так важно добиваться, чтобы у малыша преобладали положительные эмоции — радость, сочувствие, доверчивость, а проявления отрицательных эмоций, таких, как обида, страх, неудовольствие, гнев, вовремя замечались и гасились Мальчик стоит, подняв руки вверх и кричит: «Мама, мoтли (смотри)! Мама, мотли!» Мать подходит и хвалит его: какой от молодец, как хорошо научился поднимать руки, совсем как большой! А малыш радостно улыбается и начинает подпрыгивать, приглашая мать оценить и это его умение. Через минуту он уже пытается прыгать через газету, упавшую на пол. И все это сопровождается призывами: «Мотли, мама! Мотли, мама!»
Когда вы хвалите кого-то за какие-то поступки, одобряете какие-то действия, вы тем самым придаете привлекательность им в глазах детей. Вот и путь закрепления у ребенка тех черт поведения, которые мы считаем желательными.
Девочка начала ходить в детский сад. Перед уходом из дома плачет. Плачет и в саду. Папа и мама приводят ей в пример другую девочку (ее знакомую), которая «молодец, никогда не плачет», они не упускают случая похвалить тех, кто «не плачет». Однажды, когда мама пришла забирать домой свою дочку, та бросилась к ней и радостно сообщила, что она сегодня не плакала: «Молодец, да?» С этих пор «не плакать» стало главным предметом гордости. И другие дети оценивались ею с той точки зрения: «Коля такой плохой мальчик — плакал», «Таня сегодня так ревела, — «мама, ма-ма». А я не плакала!»
Рядом с похвалой в арсенале ваших воспитательных приемов пусть находится и порицание. Учтите только, что чувство стыда за свои «плохие» поступки малыш, как правило, начинает испытывать несколько позднее, чем чувство гордости за «хорошие», поэтому не относите за счет бесчувственности то. что до двух лет ваш ребенок может оказываться глухим к словам неодобрения. Немного терпения — и вы увидите, что ваше недовольство, огорчение, досада будут замечаться малышом и приниматься им к сведению.
Порой чувство стыда может оказаться настолько сильным, что заставит малыша поступить вопреки своим непосредственным интересам — отказаться от желанной игрушки, уступить что-то очень заманчивое другому. Такой поступок пока очень труден для ребенка и всерьез им переживается.
«Вот Сашенька- воспитанный мальчик. А ты?!» Если честно: знакомая фраза? Сколько раз мы говорим ее своему ребенку!
Ситуация: соседка угостила вашего ребенка конфеткой. «Скажи, спасибо!», - напоминает мама. А он сосредоточенно разворачивает фантик. «Ну же, где спасибо?» - уже раздражается мама. А он сосет себе конфетку и смотрит исподлобья...
Маме неловко, она так хотела бы продемонстрировать соседке ребенка общительного, улыбчивого, вежливого. А приходится говорить с досадой: «Ну что за грубиян растет, упрямый, заносчивый! И в кого только?» Конечно же, учить вежливости, деликатности необходимо, но и методами деликатными, не унижая достоинства ребенка. Представьте, что малыш очень уязвим в этом отношении, болезненно уязвим! Ведь в раннем возрасте формируется психика ребенка. Если грубому постоянно твердить, что он грубый, ленивому, что он лентяй, неряшливому, что он неряха, у маленького человека постепенно разовьется комплекс собственной неполноценности, который он уже и не пытается побороть, изменив поведение. Всё - ярлык наклеен.
А ведь этого не любят даже взрослые. Поэтому, совет: избегайте обобщений. Если вымыли пол, а муж прошел по нему в грязных сапогах, не говорите: «Вечно ты грязь носишь!»; а скажите: «Разве ты не заметил, что пол вымыт?»
Стиль взаимоотношений между взрослыми в семье - это зеркало, в которое смотрится ребенок. Часто ли звучат у вас дома слова: спасибо, пожалуйста, извини? Принято ли у вас, встречаясь утром в кухне или коридоре, говорить: «Доброе утро!», а прощаясь: «Спокойной ночи»? Видит ли ребенок пример почтительности родителей к старшим - бабушке, дедушке?
Если хотите воспитать ребенка вежливого - будьте вежливы сами. Нравоученьями тут не поможешь!
Вот мать стыдит своего сына (ему скоро три года) за то, что он не захотел подарить соседскому мальчику Толе одну из своих красивых бабочек. «Ты жадина !» — говорит она ему. «Я не жадина!» — со слезами кричит сын. Но в ответ на предложение все-таки подарить бабочку Толе снова следует решительный отказ. «Ну тогда ты жадина. Тебе же дали поиграть цыпленка». — «Я отдам цыпленка». Он готов отдать игрушку, с которой не расстается все лето (и даже под подушку кладет, когда спать ложится), лишь бы не лишиться красавицы бабочки! Мать говорит: «Это тебе не поможет. Все равно ты будешь жадиной». Тогда сын все-таки берет бабочку, идет к Толе: «На, я не жадина». Как только тот взял бабочку, сын разрыдался, протянул руку к бабочке, снова отдернул ее... Сквозь рев приговаривал: «Красавица... Я не жадина...» Долго-долго всхлипывал и о красавице бабочке вспоминал весь день.
Мы вправе сказать, что в описанном случае (он заимствован из дневника наблюдений за ребенком) уже присутствует борьба мотивов. Неверно, однако, было бы утверждать, что ребенок в раннем детстве способен систематически контролировать свои поступки. Малышу крайне трудно удержаться от того, чтобы не получить желаемое, и еще труднее сделать по предложению взрослых что-то, что его совсем не устраивает.
Вот характерный психологический опыт. Детям в яслях дают конфету после завтрака, но говорят: не ешьте, пока мама не придет, дадите ей попробовать. Малыши, несомненно, любят своих мам и хотели бы сделать им что-нибудь приятное, но соблазн сильнее. Большая часть детей второго года и чуть меньше половины детей третьего года просто съедают конфету. Но и самые «стойкие» не могут спокойно дождаться прихода мамы — они снова и снова достают конфету, развертывают ее, облизывают, снова завертывают, отвлекаются от нее, но потом вспоминают про нее снова...

Итак, рассчитывая на то, что чувства гордости и стыда, самолюбия и самоуважения помогут вам направлять поведение малыша в желательную сторону, вы не станете переоценивать возможностей ребенка сознательно управлять своим поведением. Следовательно, проявляя необходимую настойчивость, вы не будете вместе с тем удивляться частым «срывам» малыша и не будете делать неоправданных скоропалительных выводов о его «неуправляемости». И еще: вы должны помнить о том, что резкое порицание ребенка в расчете вызвать у него чувство стыда — средство сильное, злоупотреблять им не надо. Иначе незаметно для себя вы взрастите в малыше ощущение обиды, несправедливости. Поэтому при первой возможности заменяйте порицание, готовое сорваться с ваших уст («Не так!»), указанием: «Делай вот так! Молодец!» И уж во всяком случае совершенно необходимо исключить порицания, выраженные в чрезмерно обобщенной форме. Сказать малышу: «Ты плохой!» — во-первых, ничего не сказать ему по существу его поступка; а во-вторых, — и это хуже — заронить ему в душу сомнение: «А вдруг я и в самом деле плохой, не такой, как все? А вдруг меня никто не любит?» Излишне говорить о последствиях таких обид, накапливающихся исподволь.